☦️О взаимной любви


Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Несколько недель тому назад я в своей проповеди сказал о том, как дивно, что мы можем обратиться к Богу, когда иссякает наше сердце, когда слов у нас больше нет, когда чувства наши даже иссякли, с прошением: Господи, молитвой тех, кто меня любит, спаси меня!.. И несколько человек ко мне подошли тогда и благодарили о том, что я им открыл путь доверия к Богу и вместе с этим — доверия к людям, которые их окружают. Я хочу к этому кое-что прибавить.

Да, мы можем обратиться в молитве с такими словами в уверенности, что мы кем-то любимы; но этого недостаточно с нашей стороны. С нашей стороны должна быть ответная благодарность: я спасен только тем, что я любим. С какой благодарностью должны мы обратиться к тем, о которых мы думаем, что их любовью мы спасены, что жизнь вечная открывается перед нами потому что они нас любят... Но с другой стороны нам надо подумать и о другом. Мы надеемся на спасение, на вечную жизнь, даже больше того, если можно так выразиться, — на счастливую, благодатную жизнь на земле, потому что мы любимы. Но ведь другие люди тоже произносят эти слова, а мы — умеем ли их любить? Сколько людей мы любим по-настоящему, любим не временами, не в моменты, когда просветлеет у нас на душе, а в моменты, когда им нужна наша любовь. Мне вспоминается страшное слово, которое мне сказал один священник много лет тому назад. Я ему говорил: неужели он не умеет любить своих противников? — и он ответил: моих противников я люблю, но Божиих — ненавижу...

Как страшно такое слово! Потому что о ком можно дерзнуть сказать, что он Богу противник? И вот мы должны научиться, с одной стороны, не забывать никого, кто когда-либо прошел через нашу жизнь, и возносить его имя, его образ, воспоминание о нем к Богу; возносить так, как бы на руках поднимая и вознося на небо. Есть люди, которых легко так помянуть; а есть люди, которые прошли через нашу жизнь и глубоко нас ранили в какой-то момент. И тут нам надо подумать: неужели, неужели я не помолюсь о том, чтобы и этот человек нашел свой путь к Богу, неужели мне все равно, спасется он или погибнет? Как страшно было бы, если о ком-нибудь я мог так подумать: до его погибели мне дела нет... Это крайний случай; но столько есть людей, к которым мы относимся холодно, безразлично; этого недостаточно. Надо, чтобы каждый человек, который когда-либо прошел через нашу жизнь, рано или поздно нам вспомнился, и чтобы мы над ним задумались: каковы были наши отношения? В чем я виноват перед ним и в чем он виноват передо мной? И как бы мне теперь с ним примириться? Некоторые еще живы, а некоторые давно скончались; а некоторые ушли куда-то, их не встретить больше, жизнь разнесла нас по разным краям. И вот тут надо всех собрать в свое сердце: людей, которых мы любим естественно, ласковой, ликующей любовью, и людей, которых мы когда-то любили слегка, краем души, и забыли, и которых надо воскресить любовью в нашей душе, чтобы мы могли их взять и вознести к Богу: Господи, если я могу его или ее любить, возлюби и Ты, Господи, спасительной Твоей силой!.. А есть такие, с которыми мы не сумели при жизни примириться, и тут пора примириться; потому что на Страшном суде никто не войдет в Царство Божие не примиренным, и обе стороны будут отвечать за эту закрытость Царства Божия.

Подумайте об этом, подумайте, потому что такое счастье быть любимым и знать, что врата Царствия Божия открываются передо мной любовью этих людей. И так важно подумать: но есть другие люди, которым я могу открыть доступ в Царство Божие, — открываю я или нет? И за это мы будем ответственны...

Возлюбим друг друга, да единомыслием исповедуем Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

***


Опубликовано 09 июля 2004 года в Электронной библиотеке "Митрополит Антоний Сурожский"